Валентина Янева. Хеда, или сила слабых

Две старшие сестры Хеды вышли замуж, не успев закончить школу. Из весёлых гибких девочек с радостными глазами они сразу превратились в молчаливых, угловатых женщин с потухшим взглядом и застывшим лицом. Хеде казалось, что их придавил невидимый груз и опутали невидимые цепи, поэтому их головы всегда опущены, а движения такие скованные. А потом ей стало казаться, что они неживые. Что из них выпили жизнь, и остались пустые тела, которые ходят, говорят и работают только потому, что им не разрешают перестать.

Читать далее «Валентина Янева. Хеда, или сила слабых»

Валентина Янева. Дворец

Депутатство – хорошая вещь. (Конечно, если ты умный человек и не хлопаешь ушами, а практично используешь свое положение). Да, очень хорошая вещь! Но только, увы – не вечная. Все кончается, придет конец и депутатству. А потому – надо не терять времени даром и позаботиться о будущем.

Так думал Артур Витальевич Черешня, депутат Областной думы.

Читать далее «Валентина Янева. Дворец»

Ярослав Солонин. Джек-пот

Меня зовут Слава Осокин, и я подросток. После пожара я жил у бабушки, и совсем забил на школу. Жил на готовых харчах, бабуля пропадала целыми днями на работе, подсчитывала количество туберкулёзников по областям. Бодрая бабушка. И пенсию, и зарплату получала. Благодаря этому нехило баловала. Я же после того, как сгорел наш дом, обрёл некую свободу. Вместе со старым барахлом сгорела необходимость делать ставки на какое-то будущее. После девятого класса я намылился в ПТУ, какое там будущее…

Читать далее «Ярослав Солонин. Джек-пот»

Дневник самарского идеалиста (ч.10)

Свой административный (воровской) срок я в принципе провёл нормально и спокойно по сравнению с условиями «свободной» жизни на Московском вокзале. Как это ни парадоксально прозвучит, но там, в условиях свободы, мне думалось о настоящем, прошлом и будущем революции и себя в ней куда меньше, чем здесь. Там отвлекала борьба за существование, в которую окунул меня город трёх революций и одной контрреволюции.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.10)»

Дневник самарского идеалиста (ч.9)

Моё пребывание на Московском вокзале продолжалось уже вторую неделю. Нечего было есть, негде было жить, мыться приходилось в туалете ночью, когда никто не мог зайти в не запираемые помещения. В лучшем случае, если настрелял нужное количество денег, ехал по совету местных бомжей — в Ленинградскую область, в общественную баню, отпаривался там. С местным вокзальным контингентом я почти не знакомился, ибо совсем другое волновало и увязать в быту бомжей я, — как бы ни была тяжка и незаслуженна эта ссылка из недалёкого отсюда района Насти, — не планировал.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.9)»

Дневник самарского идеалиста (ч.8)

Навалившиеся тяжёлой, прощально-зимней льдиной проблемы с работой в почти незнакомом, неродном городе для меня стали испытанием, к которому ни я, ни Настя оказались не готовы. Товарищество затрещало по швам. Настя и родители её, все работающие, работящие, дома бывающие только по вечерам и выходным, конечно, терпели меня – но ощущалась растущая неприязнь. Не исключено, что я родителям её казался далёким от идеала мужчины, с которым должна дружить их дочь-ленинградка.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.8)»

Дневник самарского идеалиста (ч.7)

Однако новостИть (так это называлось тут) мне удавалось не так скоро, как хотелось – Алина-то своё обещание выполнила, и за час написала пять идеальных новостей, в основном городских, оставив мне просторы международки… Я отставал даже от неё. Но и Денис становился поперёк моей работе – от него требовались комментарии к финалу каждой новости, он сам навязал этот формат на планёрке. И как раз этот момент – затягивал всю двухэтапную сдачу материала, через него и Алину. То он чай себе готовил, то расхаживал по пустому офису, то просил меня переписать врезы… Я пожаловался Алине в месенджере, она посоветовала не заморачиваться, обнадёжив фразой «книги тебя дождутся».

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.7)»

Стартует тринадцатый творческий конкурс на премию им. Демьяна Бедного

В нынешнем году объявлять о начале сбора произведений на творческий конкурс премии имени Демьяна Бедного — наверное, и сложно, и странно. Кто-нибудь скажет, что музы молчат под грохот пушек «спецоперации», а уж пролетарские музы — и подавно. Но это будет неправдой. С начала действий правящего в России класса на территории Украины, напротив, появилось множество стихов — поскольку фронт этой навязанной трудящимся Гражданской проходит теперь и внутри российского общества. Поэтому, посоветовавшись и подождав некоторое время, пока обещанный блицкриг перейдёт в затяжную фазу, — жюри нашего конкурса нажимает условную кнопку «старт».

Читать далее «Стартует тринадцатый творческий конкурс на премию им. Демьяна Бедного»

Четвёртое отделение

На стуле перед врачом сидел пьяный тридцатипятилетний молодой человек. Его звали Денис. Он был в жёстком запое. Его самочувствие и внешний вид были отвратительными. Торчащие волосы, неухоженная борода, «свежак». В общем, стандартный набор. Описывать его ощущения бесполезно — это необходимо узнать самому, а не из строк гонзоочерка. Единственное, что можно сказать — это было не просто похмелье, а п….ц с уходом в депрессию. Часть пути в больницу он проделал лёжа в скорой, часть на такси. Рядом был сопровождающий его отец.

Читать далее «Четвёртое отделение»

Плесень Говиды (повесть)

Ольга Булгакова родилась в семье простого механизатора из посёлка Красный бор (Поповка). Однофамилица великого писателя появилась на свет в разгар перестройки, когда сельское хозяйство в огромной стране начало впадать в запустение. С детства девочка обитала в маленьком домике, который стоял на шести сотках, в начале проспекта Энгельса.

Читать далее «Плесень Говиды (повесть)»