Ингвар Коротков. Нынешняя литературная «своясь»

Я обожаю двух женщин в этом мире — писательницу Латынину и поэтессу Вежлян. Правда, не уверен в их принадлежности к женскому полу… А вдруг передумают? Обе — кандидатки филологических наук (ой, хотел бы я посмотреть в глаза ученой комиссии — или там и доктора такие же?). Обе маститые и уважаемые.

Читать далее «Ингвар Коротков. Нынешняя литературная «своясь»»

Олександр Матяш о тепле Довлатова

Шел вчера с «Чернышевской» на «Маяковскую» по Мойке, через Ломоносова, по Рубинштейна. На последней впервые хорошо разглядел памятник Довлатову. Плохой памятник. Правда, германовский фильм еще хуже, ибо сладкий как килограмм сахара, а вот памятник — именно сырость в бронзе. Лимонов писал о Довлатове, как о сыром дереве. Вот и вывалили в бронзу свое сырое они.

Читать далее «Олександр Матяш о тепле Довлатова»

Сергей Морозов. Аристократия свежайшей пустоты

Прочитать, посмотреть, услышать и даже отозваться первым. На это вся ставка. Первый платит больше. Остальные со временем вообще могут получить бесплатно. Но вчерашнее и позавчерашнее почти никому не интересно. Получается в так называемом творческом продукте важна только свежесть. Все остальное незначимо, раз оно может идти со скидкой в 90 % или распространятся свободно.

Читать далее «Сергей Морозов. Аристократия свежайшей пустоты»

Антон Лазарев об искусственности реализма в СССР

Товарищ Коммари  в очередной раз изумляется тем, насколько сильно ненавидели СССР советские же писатели. И это притом, что именно в Советском Союзе данная категория лиц имела прекрасные условия жизни, превышающие уровень жизни значительной части остального населения. И наоборот – после падения страны не только количество писателей сократилось на порядок, но и их положение в обществе существенно упало. (В особенности это относится к последнему десятилетию, но о нем будет сказано чуть ниже.)

Читать далее «Антон Лазарев об искусственности реализма в СССР»

Мама, я возвращаюсь домой (рассказ)

Телефонные переговоры с перевозчиком были позади. Машины не надо было дожидаться до завтрашнего утра, находясь в чужом городе, покрываясь потом и дёргаясь от взглядов проходящих мимо военных. Своё дело сделали деньги. Денис выкупил все места в машине, чтобы вернуться домой. Ситуация с возможностью проезда через то, что официально называлось «линией соприкосновения», а по сути являлось фронтом, была непредсказуемой.

Читать далее «Мама, я возвращаюсь домой (рассказ)»

Дмитрий Чёрный. Троекнижие «Троесолярной системы»

С первых же слов романа ощущается, что написан он страстно. Пожалуй, лишь это слово объясняет и манерную витиеватость «вступительной речи», и дальнейший напор повествования. Такой замысел без страсти, без боя – не сдастся, не изложится. Словно откупорена бутылка дорогущего шампанского, и драгоценное вино хлещет вверх, остановить напор невозможно, ёмкости тут тоже не помогут, не капли же непредсказуемые ловить, – можно только подставить рот вертикально и внимать-вкушать. Я бы, конечно, и предисловия никакого не давал – но, вероятно, эта напускная кафедральная схоластика должна остудить читателя, то есть контрастировать с хлещущим субъективным реализмом и потоком восприятия (но ещё не сознания, отметим) сразу же явленного главного героя. Он весь – восприятие и эмоции, высшие психические функции тут на высоте первой ступени.

Читать далее «Дмитрий Чёрный. Троекнижие «Троесолярной системы»»

Сергей Морозов. Расти вместе со мной…

Странная вещь все-таки. Я рос, и вместе со мной «росло» искусство. Я переходил из одной его залы в следующую. От «Паровозика из Ромашкова», «Ушастика» и «Катерка» к «Приключениям Электроника», к «Гостье из будущего», «Выше радуги», а дальше «Не покидай».

Читать далее «Сергей Морозов. Расти вместе со мной…»

Сергей Морозов. Плохо Русь писателей откармливает!

Самые интересные новости народные, с низов (прочитал в интернете). Пока наверху схватились крепко по поводу того, кого надо изучать в школе по литературе и надо ли изучать вообще, внизу творится нечто более интересное, связанное с вопросом «как изучать?». Меня далековато отнесло от образования, поэтому новые веяния в методике стали для меня откровением.

Читать далее «Сергей Морозов. Плохо Русь писателей откармливает!»

Сергей Морозов. Отчего гибнет российская литература?

Гибнет, гибнет — я как раз объясняю. От субъекта. Причина проста — у нас там действуют одни фаталисты. Две дамы треф от критики (Пустовая и Жучкова) — и вещание в унисон: «иного не дано» (читатель уходит, все распадается). То есть, «что будет, то и будет». Речка пересохнет, сад придет в запустение. Ничего не поделаешь. Судьба — тенденция. Так покорно идут на бойню и ведут за собой остальных. Все помрем.

Читать далее «Сергей Морозов. Отчего гибнет российская литература?»

Максим Лебский. Мысли о современном книгоиздании

В декабре я закончил книгу про позднесоветский рабочий класс. Я знаю, что тема непопулярная и поэтому не удивился тому, что издательства на предложение издать мою книгу как правило молчат, отвечают  отказом или предлагают издать за счет автора. Времена сейчас сложные, издательство не имеет шансов промахнуться и издать книгу, которая может провалиться в продажах.

Читать далее «Максим Лебский. Мысли о современном книгоиздании»