Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.4)

9.

Настроение с утра было прескверное. Неожиданные союзники испортили жизнь Антону. Да и в честность их намерений Антон не поверил ни на минуту. Конечно, жена перед сном сделала всё возможное, чтобы утолить печали мужа. Несмотря на некоторые размолвки, она оставалась любящей и понимающей супругой. В кабинете его уже ждали Василий и Юрий Александрович. Антон сел в своё кресло, наклонился к коммутатору и попросил позвать Анастасию. Через минуту Настя была в кабинете.

Читать далее «Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.4)»

Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.3)

6.

У входа его ждал Василий. Антон коротко бросил ему, чтобы тот следовал за ним.

Они вошли в офис и проследовали в кабинет.

— Выкладывай всё. Что ты ей рассказал, что она вообще знает она и кто она, к чёрту, такая.

— Ты про Яну? Да говорю же, ничего не рассказывал.

— Да? Только вот откуда-то она знает про этот офис!

Читать далее «Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.3)»

Переводчик и друг Лимонова Мариньяк в Москве

На днях в Ассоциации союзов писателей и издателей прошла встреча с французским писателем, переводчиком и другом Эдуарда Лимонова Тьерри Мариньяком. На русском языке есть всего один его роман «Морфин Моноджет и блудные сыновья», хотя скандально известным у себя на Родине он стал за другой, за свой дебютный роман «Фашист», написанный от лица ультраправого активиста.

Читать далее «Переводчик и друг Лимонова Мариньяк в Москве»

Сергей Морозов. Останки мыслей

Какое-то чисто субъективное ощущение в последнее время: писать рецензии на книжки глупо и совершенно бессмысленно. Я не считаю, что формат рецензии изжил себя (было такое мнение одно время), скорее, изжили себя сами так называемые книги. И теперь уже рецензии, нормальной, толковой, на них не напишешь, никак. То есть нет повода для рецензии как таковой.

Читать далее «Сергей Морозов. Останки мыслей»

Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.2)

3.

Из парка напарники поехали в Шереметьево – проводить австрийцев. Машину вёл Василий, Антон молча ехал рядом. Ребята действительно были интересные.

— Откуда ты взял этих ненормальных?

— Да сами на меня вышли, через нашу группу «ВКонтакте». Написали, что предлагают нам участие в проекте.

Читать далее «Валерий Дмитрук. Налево пойдёшь — коня потеряешь (ч.2)»

Сергей Морозов об однообразии Иличевского и Ко

Открыл «Исландию» Иличевского. И через несколько страниц закрыл. Ну,  ровно так, как я писал в январе, составляя общий портрет писателя-интеллектуала: опять та же книга под другим названием. Детство. Баба Сима. Была же, вроде, баба Сима в первой книге. И опять поток малозначимых деталей и псевдоинтеллектуализм. Герой не знает куда себя деть. В Берлин? Не хочешь. Поеду-ка я обратно в Израиль. И вообще буду искать то, не знаю что.

Читать далее «Сергей Морозов об однообразии Иличевского и Ко»

Ингвар Коротков. Нынешняя литературная «своясь»

Я обожаю двух женщин в этом мире — писательницу Латынину и поэтессу Вежлян. Правда, не уверен в их принадлежности к женскому полу… А вдруг передумают? Обе — кандидатки филологических наук (ой, хотел бы я посмотреть в глаза ученой комиссии — или там и доктора такие же?). Обе маститые и уважаемые.

Читать далее «Ингвар Коротков. Нынешняя литературная «своясь»»

Олександр Матяш о тепле Довлатова

Шел вчера с «Чернышевской» на «Маяковскую» по Мойке, через Ломоносова, по Рубинштейна. На последней впервые хорошо разглядел памятник Довлатову. Плохой памятник. Правда, германовский фильм еще хуже, ибо сладкий как килограмм сахара, а вот памятник — именно сырость в бронзе. Лимонов писал о Довлатове, как о сыром дереве. Вот и вывалили в бронзу свое сырое они.

Читать далее «Олександр Матяш о тепле Довлатова»

Сергей Морозов. Аристократия свежайшей пустоты

Прочитать, посмотреть, услышать и даже отозваться первым. На это вся ставка. Первый платит больше. Остальные со временем вообще могут получить бесплатно. Но вчерашнее и позавчерашнее почти никому не интересно. Получается в так называемом творческом продукте важна только свежесть. Все остальное незначимо, раз оно может идти со скидкой в 90 % или распространятся свободно.

Читать далее «Сергей Морозов. Аристократия свежайшей пустоты»

Антон Лазарев об искусственности реализма в СССР

Товарищ Коммари  в очередной раз изумляется тем, насколько сильно ненавидели СССР советские же писатели. И это притом, что именно в Советском Союзе данная категория лиц имела прекрасные условия жизни, превышающие уровень жизни значительной части остального населения. И наоборот – после падения страны не только количество писателей сократилось на порядок, но и их положение в обществе существенно упало. (В особенности это относится к последнему десятилетию, но о нем будет сказано чуть ниже.)

Читать далее «Антон Лазарев об искусственности реализма в СССР»