Четвёртое отделение

На стуле перед врачом сидел пьяный тридцатипятилетний молодой человек. Его звали Денис. Он был в жёстком запое. Его самочувствие и внешний вид были отвратительными. Торчащие волосы, неухоженная борода, «свежак». В общем, стандартный набор. Описывать его ощущения бесполезно — это необходимо узнать самому, а не из строк гонзоочерка. Единственное, что можно сказать — это было не просто похмелье, а п….ц с уходом в депрессию. Часть пути в больницу он проделал лёжа в скорой, часть на такси. Рядом был сопровождающий его отец.

Читать далее «Четвёртое отделение»

«Спецоперация» уже переходит в информационную гражданскую

Есть на Фрунзенской набережной один объект, вызывающий у меня стойкую патриотическую неприязнь. Это, конечно, не само здание Министерства обороны, в котором мрачный двуглавый орёл громадно и хищно нависает над советской символикой (хотя, надстроено оно над прекрасным и симметричным советским оригиналом здания Штаба Сухопутных войск, довольно-таки отвратительно и асимметрично).

Читать далее ««Спецоперация» уже переходит в информационную гражданскую»

Я очень постараюсь устоять…

В так называемой России введена цензура, закрыты СМИ, из условно оппозиционных превратившиеся за пару дней в антифашистские. У фюрера опять высочайший рейтинг, что говорит о том, на чьих спинках он въезжает в заявленный им рай. На этом о так называемой России — всё. Несколько своих записей я прикрыл. Буду стараться писать. Я с народом Украины. Как могу и чем могу, пока могу.

Читать далее «Я очень постараюсь устоять…»

Дневник самарского идеалиста (ч.5)

После трудной рабочей пятницы в баре, после омерзительно большого потока людей с гомоном, криками, пивным перегаром и нескончаемым звоном пивных бокалов, кружек и стаканов, я выспался отлично. В долгожданной тишине и тепле. Хоть проспал-то всего пять часов. Но долго и мечтательно спать и отлёживаться поутру в субботу, когда намечается крупное политическое мероприятие – не моя тема.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.5)»

Дневник самарского идеалиста (ч.4)

Мой ленинградский день начинался обычно так: подъём, пока греется чайник на газовой плите, долгое созерцание заснеженных крыш в кухонном окне, горячий «три в одном», утренняя сигарета, овсянка, обсуждение с Настей планов классовых боёв (в субботу как раз планировался  митинг против губительной градостроительной политики губернатора Полтавченко). Конечно же, на фоне всех прочих, выделялся первый рабочий день, который вот-вот наступит! О, как же я тогда волновался!..

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.4)»

Андрей Фетисов. «Без меня» четырнадцать лет

«Жизнь в России — это бесконечный концерт группы «Гражданская Оборона», с которого нельзя уйти». (с)

14 лет назад не стало Игоря «Егора» Летова, автора и музыканта, который для многих слушателей панк-рока стал олицетворением настоящего злого русского панка. В отличие от мажористых «русских рокеров» из столиц, моментально обогатившихся после перестройки, многие сибиряки остались в тени и продолжили свою панковскую борьбу.

Читать далее «Андрей Фетисов. «Без меня» четырнадцать лет»

Плесень Говиды (повесть)

Ольга Булгакова родилась в семье простого механизатора из посёлка Красный бор (Поповка). Однофамилица великого писателя появилась на свет в разгар перестройки, когда сельское хозяйство в огромной стране начало впадать в запустение. С детства девочка обитала в маленьком домике, который стоял на шести сотках, в начале проспекта Энгельса.

Читать далее «Плесень Говиды (повесть)»

Дневник самарского идеалиста (ч.3)

Проснувшись, я позавтракал овсяной, всыпал из длинного пакетика в местную обросшую чайными слоями чашку и с удовольствием выпил бодрящий «три в одном». Настя уже ушла на работу, так что прощаться мне было не с кем – оделся и вышел на улицу. Снег падал всюду и вовсю, и приветственно хрустел под ногами. В отличном настроении я зашагал до неблизкого метро среди незнакомых, но незабываемых домов.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.3)»

Ярослав Солонин. 24 портрета из воронежской библиотеки

  1. Человек, запойно читающий Донцову, Дашкову и Маринину. Бывший школьный учитель. От него ушла жена, он спился, дамскими романами он снимает боль отходняков и уходит от всепожирающей безнадёги.

Читать далее «Ярослав Солонин. 24 портрета из воронежской библиотеки»

Дневник самарского идеалиста (ч.2)

Выйдя из затхлого воздуха поезда и вдохнув торфяной ветерок Московского вокзала, я встретил своих товарищей — левых активистов и просто хороших людей. Сразу же с вокзала я планировал поехать на квартиру, где меня собиралась вписать Настя, но ради моего приезда они, оказывается,  собрали в партийном штабе актив, чтоб я познакомился с товарищами и они со мной. Оказалось, идти там недалеко, минут десять, всё время от вокзала направо. По дороге я выпил кофе, вроде как стал более бодр и готов к общению со всеми.

Читать далее «Дневник самарского идеалиста (ч.2)»